Самарская история

Как загрязнялась нефть

Завод снизил загрузку и перевел часть установок в режим рециркуляции. Это была пятница. В выходные особо никто не дернулся. Только на следующей неделе стал понятен объем бедствия.

25 и 26 апреля встали северная и южная ветки «Дружбы», частично нефтепровод БТС-2, который снабжает терминал в Усть-Луге на Балтике. Заговорили о миллионах тонн загрязненной нефти. В зависимости от ангажированности источников цифры разнились от миллиона до пяти миллионов тонн. Точку в дискуссии поставил вице-президент «Транснефти» Сергей Андронов. Он обозначил цифру — 3 млн тонн некондиционной нефти.

Только спустя полторы-две недели ситуация начала выправляться. 2 мая чистая нефть поступает в Белоруссию, 11 мая возобновила прокачку Украина, 17 мая — Венгрия. Дальше в двадцатых числах Словакия и Чехия.

Повторить

По состоянию на сегодня южная ветка «Дружбы» работает в нормальном режиме, северная пока стоит.

3 июня в понедельник состоялась встреча всех участников процесса, на которой решались вопросы порядка компенсации за нанесенный ущерб. В общем, договорились. Остались частности в виде размера ущерба, но это будут обсуждать позже.

Правительство практически сразу заявило, что все убытки будет покрывать «Транснефть». Монополия не спорила.

Оставался главный вопрос — кто виноват? Как так получилось, что одномоментно в систему были закачаны миллионы тонн грязной нефти и на протяжении минимум недели никто не напрягся? Почему до сих пор нет ясности и деталей, кроме невнятных интервью двух подозреваемых в бегах и сухой официальной позиции СК?

«Собеседник» решил провести собственное расследование. Честно говоря, начиная эту историю, мы не надеялись, что что-то получится. Результаты обескуражили.

Не навязывая читателям своего мнения, лишь скажем: то, что написано ниже, максимально объясняет большинство опубликованных версий. И не противоречит официальной точке зрения.

Так кто же виноват?

Прессой за этот месяц было явлено десятка два версий от журналистов-дилетантов до маститых экспертов, которые предлагали свои варианты. Спектр — от целенаправленой диверсии до государственной ошибки и «политики».

Официально-формальная версия была озвучена практически сразу. По заявлению Следственного комитета, руководители самарского ООО «Нефтеперевалка» и связанных с ним компаний похищали нефть, сдаваемую на узле приемки нефти, а для того чтобы скрыть хищения, заливали в систему грязную нефть и мазут с высоким содержанием хлорорганики.

Задержаны, а затем арестованы — гендиректор «Нефтеперевалки» Светлана Балабай, заместитель гендиректора этой компании Рустам Хуснутдинов, гендиректор «Петронефть Актива» Владимир Жоголев, заместитель директора «Магистрали» Сергей Баландин. Еще два подозреваемых, имена которых не называются, объявлены в розыск.

По версии следователей, фигуранты в составе преступного сообщества похитили нефть на сумму свыше 1 млн руб. Чтобы скрыть это, они поставили в узел слива нефти у села Николаевка Волжского района «грязную» нефть.

Позже эта нефть попала в нефтехранилище в селе Лопатино Волжского района, а затем в систему магистрального трубопровода, «в результате чего 8 резервуаров парка «Лопатино» были приведены в непригодное для эксплуатации состояние». Позже «неназванные» двое обозначились — Роман Трушев и Роман Ружечко.

Мы начали с узла приемки.

Первоначально виновной в инциденте была названа компания «Самаратранснефть-терминал» (СТТ), входящая в холдинг «Петронефть». В интервью «Ъ» беглый Роман Трушев говорил, что СТТ продала в 2017 году узел учета нефти. Покупателем стала петербургская Городская инновационно-лизинговая компания (ГИЛК). А в 2018 году узел взяло в лизинг у ГИЛК, а потом и купило ООО «Нефтеперевалка».

ООО «Нефтеперевалка» была зарегистрирована 3 октября 2017 года. Генеральный директор Балабай Светлана Николаевна. Уставной капитал 10000 рублей, среднесписочная численность сотрудников — 0 (ноль) человек.

Через узел, пока он принадлежал «Самаратранснефть-терминалу», поступало сырье от четырех частных нефтяных компаний самарского региона и одной ВИНК, предположительно входящей в систему «Роснефти» («Башнефть»). Эта же структура поставок сохранилась после перехода узла в руки «Нефтеперевалки».

Все дороги ведут в «Роснефть»

Объем сдачи нефти от частных нефтяных компаний небольшой. Очевидно, что заразить миллионы тонн им не под силу. Здесь «поработала» крупная НК, запустив в систему значительные объемы грязного сырья. В интервью РБК другой беглый подозреваемый Роман Ружечко назвал возможных виновников — «Татнефть» и «Башнефть».

По словам Ружечко, помимо узла «Нефтеперевалки» в Николаевке ФСБ и сотрудники «Транснефти» проверили и другие объекты в Лопатино и местах, из которых в это нефтехранилище поступает нефть. Большое превышение концентрации хлорорганики нашли в нефти, которая находилась в резервуарах и трубопроводах «Транснефть-Прикамье».

«Транснефть-Прикамье» принадлежат два нефтепровода: «Альметьевск — Куйбышев-1» и «Альметьевск — Куйбышев-2». По ним в «Лопатино» поступает нефть из Татарстана и Башкирии. Скорее всего, речь идет о нефти «Татнефти» и «Башнефти», рассуждает Ружечко.

В середине мая «Татнефть» заявила, что никогда не использовала хлорорганику для повышения нефтеотдачи. Компания распространила релиз, однозначно обозначив свою позицию.

Чего не скажешь о «Башнефти». Когда возникли подозрения, в отличие от резкого опровержения «Татнефти» пресс-секретарь «Роснефти» отделался мутными заявлениями, что, мол, при участии представителей «Транснефти» был проведен анализ проб за весь период, когда грязное сырье могло попасть в «Дружбу», все пробы соответствуют нормативам. В «Транснефти» этого заявления ни опровергли, ни подтвердили.

Мы проверили на сайтах закупок, включая систему «Роснефти», кто из нефтяных компаний покупает дихлорэтан — органику, используемую нефтяниками для повышения отдачи скважин. И почему-то не очень удивились, обнаружив основным покупателем «Башнефть». Компания последовательно все последние годы покупает хлорное сырье. Вот, что нашли только за последний год: тут, вот тут — 10,6 тонн, 12 тонн. А вот из последнего за 2018 — 21 тонна, а вот 59 тонн. То есть десятки тонн ежемесячно. Есть о чем задуматься.

На этом фоне нам показались интересными комментарии ряда экспертов, специалистов в отрасли ТЭК. Вот из последних. В интервью СМИ и в социальных сетях партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин неоднократно повторял: «Все компании, которые на самом деле могли поставить такую нефть, — крупные, как «Роснефть»». Мы видим, что «Роснефть» провела проверку и объявила, что у них все в порядке. Но поскольку проверку провела сама «Роснефть», а не независимые эксперты, то верить в это нельзя». В другом месте эксперт был более эмоциональным, рассуждая о версии предлагаемой сторонниками Игоря Сечина: «…Если Сечин пускает дурацкие слухи о диверсии, значит, его компании есть что скрывать… Рассуждает Сечин о «диверсии» — значит, рыло в пуху».

Эту гипотезу подтвердила генеральный директор «Ассонефти» Елена Корзун: «»Транснефть» очень тщательно проверяет качество входящей нефти. На хлор проверка проходит каждые 10 дней, и то, что такое количество прошло, форс-мажор. Для такого загрязнения должно было пройти очень много нефти через пункт приема. Малые компании столько не добывают», — говорит она.

Еще одно интересное откровение Ружечко касалось происхождения узла приемки. Надо заметить, что из существующих в стране, по разным данным, 283 или 253 узлов сдачи нефти около 150 принадлежат частным компаниям, не входящим в транспортную монополию или государственные ВИНКи. И только один из них не принадлежит никому — ни государству, ни частникам, аффилированным с добывающими компаниями. И это тот узел, через который произошел вброс загрязненной нефти.

Как поведал Ружечко, по странному стечению обстоятельств именно тот узел, создание которого в свое время, тщательно пробивала бывшая супруга руководителя «Роснефти» Марина Сечина, стал местом загрязнения.

Выезд на место

Примерно понимая дальнейшие направления поиска, мы выехали в Николаевку и Лопатино. Ехали наудачу. Цель поездки была — попробовать разговорить сотрудников, хотя бы в общих деталях выяснить, как происходил процесс приема нефти, соблюдались ли регламенты. Какие компании в действительности задействованы в процессе — одно дело интервью по телефону, другое — постоять у шлагбаума. Глядишь, и цистерна с известным названием подъедет.

Сразу скажем, поездка изначально не задалась. Люди — кто ссылался на подписку о неразглашении, кто просто был не в курсе или не желал общаться — никакой информации не дали. Как выяснилось позже — не те вопросы задавали.

На этом можно было бы поставить точку. Собрать рюкзак и выдвигаться домой. Но жизнь непредсказуема. В самый последний момент нам удалось разговорить человека, который представился бывшим сотрудником службы безопасности «Роснефти» в Самаре.

Исповедь очевидца

— Да не было никакой диверсии!..

— А что было?!

— Была жадность…

В процессе разговора Николай (имя изменено по его личной просьбе) был сильно возбужден. Опуская эмоциональный окрас повествования и ненормативную лексику, от него мы услышали вот это.

…Нефть и нефтепродукты в Самаре воровали всегда: в больших объемах и разными способами. На месторождениях, из трубы, на пунктах приема, на пути в бензоколонку…

После истории с грязной нефтью, возбуждения уголовного дела и ареста первых обвиняемых следователи стали распутывать весь клубок, образовавшийся вокруг самарского терминала, и активно работать на предприятиях области, с которых нефть качалась в узел приемки. Но не только следователи потянулись за самарскими тайнами.

По словам Николая, в область в последний месяц зачастили эмиссары из Москвы, как две капли воды похожие на вице-президентов «Роснефти» и сотрудников центрального аппарата службы безопасности этой компании. Местным интересантам — нефтяникам, следователям — свой интерес приезжие объясняют желанием помочь в расследовании инцидента с хлорорганикой.

Следаки готовы были поделиться информацией, только, в свою очередь, попросили показать акты списания отработанных шламов «Башнефти» и ответить на вопрос: куда дели использованную хлорорганику. После этого любопытные быстро «испарились».

А до этого они же у проходных «Транснефти» подходили к сотрудникам трубопроводной монополии и вынюхивали информацию, предлагая за деньги стать информаторами. За это время удалось выудить у разговорчивых следователей и сотрудников местного филиала примерную картину произошедшего. Сама ситуация с воровством нефти продолжалась уже длительное время, годы. Сроки выясняет следствие. Проблем не было, потому что грязную нефть подавали в магистральные трубы небольшими порциями, чтобы не было заметно. Реально это была и не нефть. К шламу и сворованному же мазуту добавляли якобы утилизированные растворители, добиваясь внешней похожести и соответствия по консистенции и вязкости (чтобы обмануть датчики «Транснефти»).

По версии Николая, за этой истории стояли люди с предприятий «Башнефти», собственники терминала и сотрудники «Транснефти», которые участвовали в этой ОПГ. Двоих сотрудников «Транснефти» уже арестовали.

«Косяк» (по версии Силуанова) случился из-за вступления с 1 июня принятых новых правил по качеству нефти, в соответствие с которыми там не должно быть хлорорганики. Желая быстро «срубить» денег, до вступления новых правил — в трубу было вброшено около 30 тысяч тонн грязной нефти — обе полные емкости терминала. Концентрация хлорорганики в них достигала 76%. В споре со здравым смыслом победила жадность…

Правду ли сказал наш источник, решать должно следствие, но дальше факторы сошлись в ряд. Во-первых, этот терминал последний — от него идет около полутора тысяч километров «Дружбы» без пунктов контроля и прочих станций «Транснефти». Во-вторых, хлориды хорошо диффузируют — их скорость движения в нефти превышает скорость транспортировки самого сырья в трубе. В-третьих, единственный пункт до которого по ответвлению грязная нефть дошла до НПЗ на нашей стороне — это Новокуйбышевский завод. Но он встал на плановый ремонт. Поэтому они на входе выставили задвижку и дальше нефть не пошла, в отличие от основной трубы, по которой сырье без дополнительного контроля уже на стороне Белоруссии пошло через границу и дальше.

* * *

Поездку домой пришлось временно отменить. Для подтверждения слов Николая мы потратили еще полдня на проходной терминала, и вот что услышали (некоторые имена изменены):

Вячеслав: …Нас тут трясли уже несколько раз. Все под подпиской, вряд ли вам кто что расскажет, себе дороже.

Дмитрий: Вызывали два раза, но я дежурил в другую смену, эти дни меня не было.

На вопрос про СБ «Роснефти»: Когда только началось следствие, крутились тут какие-то чуваки. Но я их не видел, приятель рассказывал, что к нему подходили.

Михаил: Подходили какие-то, даже деньги предлагали за информацию. Но я ничего не сказал. (Улыбается.)

Еще один Дмитрий: …Не, ребят, не скажу, мы подписку давали.

Сергей: …Нет, извините, давал подписку.

На вопрос про СБ «Роснефти»: …Слышал, ребята на приёмке говорили. Про деньги не знаю, мужики просто рассказывали, кто-то подходил, спрашивал, но никто ничего рассказывать не стал. Нафиг с этими связываться.

На все вопросы по поводу двух сотрудников «Транснефти», участвовавших в хищениях и арестованных по делу, никто отвечать не захотел. Допускаем, что версия Николая про арест сотрудников также соответствует действительности.

В заключение

Сегодня в информационном поле идет невиданный информационный накат на правительство, которое «допустило и позволило», на «Транснефть», которую обвиняют во всех грехах, начиная с «технологических косяков» и заканчивая «имиджевым ущербом для отрасли»…

Все решают свои задачи. Сечин, прикрывая тылы, одновременно пытается выжать из ситуации по максимуму. Цель жизни — нефтяной Газпром — никто не отменял. Минфин не хочет платить за ущерб из бюджета, одновременно сохранив доход с дивидендов «Транснефти». «Транснефть», не отказывая ни правительству, ни бюджету, вялотекуще отбивается от информационных атак оппонентов. Все при делах.

Во всем делают виноватых транспортников, хотя зараженная хлором нефть в системе, как сейчас выясняется, начиная с 2012 года обычное дело. Вопрос в концентрации и объемах. Кто реально стоял за этим криминалом, формально мы узнаем не раньше, чем через несколько месяцев. Скандал утихнет еще быстрее. Все участники конфликта получат свои компенсации. Чистая нефть с той же интенсивностью потечет в Европу, а еще через год-другой это просто превратится в историю. Через официальные каналы Следственного комитета нам расскажут подробности, принципиально ничего не меняя. Возможно последуют кадровые перестановки, а может и не последуют.

Но основные выводы журналистского расследования наводят на мысль, что источником токсичной смеси хлорограники с качественным сырьем стала компания из системы «Роснефти».

P. S. Считать эту публикацию обращением в Генеральную прокуратуру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *