Смотрящий по Краснодару вор в законе Давид Озманов

Вор в законе Давид Озманов - Дато Краснодарский

Вор в законе Давид Озманов — Дато Краснодарский

Очень давно вторым после столицы регионом с запредельной плотностью проживания воров в законе стала Кубань. Раньше каждый уважающий себя простой советский человек должен был когда-нибудь да посетить курорты Черноморского побережья Кавказа. Своим излюбленным местом отдыха, а иногда и работы, воры и криминальные авторитеты выбрали Сочи, ставшие для них подобием мусульманской Мекки.

Там многочисленных гостей с севера, на правах настоящих хозяев, с почетом встречали собратья, родившиеся в Грузии, Абхазии и Армении. Жаркое солнце и теплое море, пляжи и пальмы, а также вечерний отдых в ресторанах за столами, уставленными вином и шашлыками, быстро помогали забыть о суровой Колыме и перенесенных невзгодах жизни ─ неизменных спутниках судьбы настоящего вора в законе.

Законопослушные граждане, мечтая о нескольких неделях настоящего отдыха, с собой везли на юг сбережения, которые откладывали иногда в течении целого года. Море привозимых денег привлекало разношерстных жуликов не меньше, чем отдыхающих настоящее море. Сегодня ситуация ни сколь не изменилась.

Кубань считается одним из самых богатых российских регионов. Воровское сообщество не могло оставить ее без своего присмотра, поэтому в Краснодарском крае неоднократно вспыхивали кровопролитные схватки за теневую власть и вполне осязаемые деньги между криминальными группировками. Главный «воровской офис» с приходом на председательское кресло Деда Хасана (Усоян) тут же поделил Кубань на куски и расставил смотрящих. Давиду Озманову достался Краснодар.

Вор в законе Давид Озманов

Выбор «дедушки» оказался не случаен. Давид Озманов его сородич ─ езид, поэтому пользуется особым доверием. Еще он приходится родственником ближайшему помощнику Деда Хасана вору Шакро Молодому, ставшему его приемником, но вынужденного передать полномочия, в связи с предстоящей долгой «командировкой» на зону. Шакро также езид. Криминальные представители небольшой закавказской народности, объединенной одной кровью и религией, потеснили с теплых мест многочисленную диаспору воров в законе-грузин.

Слева воры в законе: Нодар Алоян (Нодар Тбилисский), Давид Озманов (Дато Краснодарский)

Слева воры в законе: Нодар Алоян (Нодар Тбилисский), Давид Озманов (Дато Краснодарский)

Дато Озманов — Краснодарский, внес свою лепту в увеличение численности воров-езидов. Он произвел в «генеральское» звание своего родственника Шалву Озманова по прозвищу Куся. Так его ласково называла в розовом детстве бабушка. Другим надежным сателлитом Дато Краснодарского стал его сосед ─ армавирский вор армянин Ара (Мурадян). Несмотря на поддержку из центра, Дато Краснодарскому пришлось побороться за место под солнцем Кубани. Еще несколько воров в законе не только носили в имени аналогичную приставку, но и хотели побороться за место лидера.

Впереди воры в законе: Давид Озманов (Дато Краснодарский) и Виталий Авдиян (Витя Тбилисский)

Впереди воры в законе: Давид Озманов (Дато Краснодарский) и Виталий Авдиян (Витя Тбилисский) (фото: Прайм Крайм)

Одним из них оказался славянин Вадик Краснодарский. О нем уже можно говорить в прошедшем времени. В 2015 году его похоронили на кладбище Краснодара, привезя гроб с телом из турецкой Антальи. Вадик уехал немного развеяться в заморские теплые страны. В ресторане фешенебельного района Лора Бич его поджидала смерть. В тот вечер он отдыхал в компании воров в законе Циркача (Пирогов), Жоры Ташкентского (Сорокин) и Вовы Пухлого (Жураковский). Рядом за столом сидела другая компания. Судя по всему, из сопровождающих коронованных особ лиц. Они, как президенты, обычно не появляются на людях без охраны.

Воры в законе Виктор Жаринов (Цезарь), Талех Даглиев (Толик Ногинский) и Олег Пирогов (Циркач)

Воры в законе Виктор Жаринов (Цезарь), Талех Даглиев (Толик Ногинский) и Олег Пирогов (Циркач)

Турецкой полиции не удалось выудить из российских воров правду о чем шел разговор в тот роковой вечер, но в самый его разгар, сидящий по соседству со столиком Вадика Краснодарского некий Монгол поднялся, вынул пистолет и разрядил в него всю обойму. За компанию досталось Вове Пухлому. Одна из пуль, торопливо стрелявшего киллера, застряла в его большом теле. В таких случаях принято искать того, кому выгодна смерть. Без сомнения им мог быть Дато Краснодарский. Рядом с жертвой в тот вечер восседал хороший знакомый хозяина Кубани вор в законе Циркач. Не иначе, как выстрелы в ресторане явились не причиной неожиданно возникшей личной неприязни, а расчетливо устранили конкурента Дато.

Много врагов

За 4 года до этого события сам Давид Озманов чудом не попал на кладбище, но остался жив. Он никогда не сидел на одном месте, часто путешествую по своим делам по России и всему миру. Августовским вечером он встретился в самом центре Европы с компанией озлобленных грузин, возглавляемой вором в законе Матевичем (Углава). Разговор закончился 8-ю ножевыми ранениями и койкой в госпитале. Покровителя Дато Деда Хасана уже не было в живых. Кутаисцы, которых много лет всячески третировал глава воровского мира России перешли в контратаку, напав на его любимца.

Озманов нажил себе массу врагов среди противоборствующей кутаисско-сухумской партии и не только среди них. Чуть ранее в марте того же года он оказался инициатором организации западни для воров в законе отца и сына Асатрянов. Эдик Осетрина и Сережа Бентли в сопровождении воров Квежоевича (Чихладзе) и Ромика Курда (Джафаров) прибыли на назначенную «стрелку» в одном из московских кафе. Асатряны позволили себе непростительную независимость во взглядах, и приближенные Деда Хасана решили их жестоко наказать. Численный перевес явно оказался на стороне Озманова и компании. Прибывшие на встречу были жестоко избиты.

Слева: Эдуард Асатрян, справа: Сергей Асатрян

Слева: Эдуард Асатрян, справа: Сергей Асатрян

Экзекуция Асатрянов оказалась не первым случаем, когда Дато Краснодарский примерял на себя мундир вершителя воровского правосудия. За много лет до этого он не пытался сидеть в засаде, а сам, прихватив с собой еще пару воров в законе из «дедушкиного» клана, перелез через забор подмосковной дачи Джемала Сурамского и потребовал от него объяснений, несмотря на свою тогдашнюю молодость и преклонный возраст допрашиваемого.

Вор в законе Джемал Хачидзе - Джемал Сурамский

Вор в законе Джемал Хачидзе — Джемал Сурамский

По мнению Дато, старший товарищ допустил непростительный «косяк». Он имел смелость ослушаться Деда Хасана и явиться на сходку, организованную его злейшим врагом Таро (Ониани).

Сторонники кутаисца и нейтральные к конфликту воры решили собраться на теплоходе, курсирующем по Пироговскому водохранилищу, для обсуждения выходов из постигшего воровскую Россию кризиса. Дедом Хасаном всем было приказано проигнорировать сходку. О тайной встрече почему то узнали спецслужбы и прервали ее в самом начале, высадившись с воды и воздуха прямо на палубу судна.

Большинство из задержанных милиция после проверки документов и привычной профилактической беседы отпустила. Затем наступило время платить по счетам, выставленным Хасаном. Сходка, доведи ее до конца организаторы, могла закончиться его осуждением и раскоронацией. Джемал Сурамский имел нахальство ослушаться признанного лидера и поплатился за это не только физической болью с моральным унижением, но и своим дорогостоящим именем.

Дато Краснодарский

Теперь в сложном положении оказался сам Дато Краснодарский. Лучшие для него времена проходят. Дело даже не в том, что через несколько месяцев выйдет на свободу из тюрьмы Таро и, несомненно, постарается разобраться со всеми недругами. Враги старательно плетут паутину интриг. В 2013 году на Кипре произошла новая коронация. Почетное звание вора в законе получил Давид Джангидзе. В воровской среде его называют еще одним Дато Краснодарским. Это означает, что местом своей резиденции он выбрал столицу Кубани.

Вор в законе Давид Озманов (Дато Краснодарский)

Вор в законе Давид Джангидзе (Дато Краснодарский)

У Дато Краснодарского-старшего появился новый молодой конкурент. Имя Джангидзе дала компания воров, возглавляемая ближайшим соратником кутаисца Таро Мерабом Сухумским (Джангвеладзе), ранее упомянутыми Эдиком Осетриной и Квежоевичем авторитетными ворами Антиком (Кухилава), Тахи (Углава) и Робинзоном (Арабули). Все грузины.

Первый раунд борьбы за Краснодар остался за Давидом Озмановым. В феврале 2017 года экспансивный и неуправляемый Дато Джангидзе был исключен из высшей воровской лиги своим крестным отцом Мерабом Сухумским. Меньше чем через год после утраты доверия, претендента на Краснодар задержала полиция со спайсом в кармане джинсов. Суд назначил ему 3 года колонии. Расслабляться Дато Озманову не стоит. Вся борьба еще впереди. Краснодар вполне может получить нового смотрящего ─ русского или грузина, а не езида.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *